Трансплантация костного мозга и стволовых клеток

Трансплантация костного мозга и стволовых клеток

Как происходит пересадка костного мозга при лейкемии?

Материалы публикуются для ознакомления, и не являются предписанием к лечению! Рекомендуем обратиться к врачу-гематологу в вашем лечебном учреждении!

Соавторы: Марковец Наталья Викторовна, врач-гематолог

Лечение лейкоза проводят препаратами химиотерапии, разрушающими онкоклетки и здоровые клетки костного мозга. Для возобновления функциональных способностей кроветворной системы проводится пересадка стволовых клеток в костном мозге при таких заболеваниях, как лейкемия (лейкоз), лимфома, множественная миелома.

Содержание:

Операция по пересадке костного мозга

Полностью вылечить пациентов при хронической множественной миеломе с помощью трансплантации костного мозга невозможно. При паллиативном характере процедуры пересадки можно продлить и улучшить их качество жизни.

При проведении химиотерапии сроки лечения миеломы могут растянуться на неопределенное количество лет. Пересадка костного мозга при лейкозе сокращает длительное лечение химией, поэтому химические препараты используют для уничтожения онкоклеток в период подготовки к операции.

Важно! При выявлении миеломы у подростков до 17 лет, трансплантацию костного мозга проводят в обязательном порядке, что продлит жизнь пациентов в 3-4 раза.

Причины проведения пересадки костного мозга

Лейкоз костного мозга: что это за болезнь? При остром лейкозе в костном мозге начинают бесконтрольно накапливаться незрелые белые клетки крови и замещать его. Они проникают в разные органы и периферический кровоток.

Важно. Красный костный мозг при остром лейкозе не в состоянии продуцировать здоровые клетки крови в нужном количестве. Появляется дефицит красных эритроцитов и белых лейкоцитов, а также тромбоцитов, что отвечают за свертывание крови.

Лейкоз крови костного мозга приводит к появлению симптомов:

  • кровоточивости;
  • склонности к инфекционным болезням;
  • чувству слабости и утомляемости;
  • бледного покрова кожи с синяками и кровоподтеками.

Лейкозом болеют маленькие дети и пожилые люди. У первых это связано с несформированным иммунитетом, а у вторых — с утраченным. Своевременная гематологическая диагностика поможет выявить злокачественную патологию на ранних стадиях, и если не вылечить, то хотя бы предотвратить вероятные осложнения.

Стволовые клетки и костный мозг трансплантируют, чтобы избавить иммунную систему от патологий и гематоонкозаболеваний:

  • острых и хронических лейкозов;
  • амилоидоза;
  • лимфомы Ходжкина;
  • остеомиелосклероза;
  • болезней костного мозга;
  • врожденных и приобретенных патологий иммунной защитной системы;
  • аутоиммунных заболеваний.

Процедура пересадки

Лабораторное исследование крови и костного мозга

До того, как происходит пересадка костного мозга при лейкемии, все пациенты проходят обследования с консультациями профильных специалистов, УЗИ, КТ. В лаборатории проводится исследование биопсии мозга костей и радиоизотопные исследования.

Если подтвержден острый лейкоз, пересадка костного мозга проводится двумя методами:

  • Аутологичным — аутотрансплантацией собственного костного мозга больного. До проведения химиотерапии под общим наркозом у больного изымают из кости бедра мозг, обрабатывают в лаборатории и замораживают. После проведенной химии стволовые клетки вводят пациенту внутрь вены покапельно. Продуцирование здоровых кровяных клеток стволовыми начнется через 2-3 недели.
  • Аллогенным — аллотранслантацией (пересадкой) костного мозга донора после подбора его по тестам на совместимость. Донорами могут быть близкие родственники, чтобы исключить отторжение трансплантата и свести к минимуму у реципиента риск иммунного конфликта с организмом.

Аллогенная трансплантация костного мозга

Важно. В результате пересадки стволовых клеток периферической и пуповинной крови (как разновидность аллотрансплантации) операция стала менее сложной и менее болезненной. Преимущество — можно подобрать больше разных доноров. Минус метода — медленно восстанавливается количество здоровых кровяных клеток.

Если проводилась аутологичная пересадка костного мозга при остром лейкозе, пациент находится в стационаре 3-4 недели, затем берут под наблюдение процесс приживления костномозговой ткани еще в течение 1-3 месяцев.

Если трансплантировали донорскую костномозговую ткань, тогда пребывание в стационаре будет длительным, поскольку может произойти рецидив лейкоза после трансплантации костного мозга.

Важно. После операции у пациентов начинается самый опасный период. Организм реципиента может отторгнуть трансплантат. Онкоклетки уже уничтожены, а новыми клетками еще не выполняется функциональная работа. Иммунитет еще не работает, поэтому организм не может защищаться от инфекционных агентов. В этот период важно применять антибактериальные и противогрибковые препараты.

Хорошо переносят операцию по трансплантации костномозговой ткани реципиенты 55-75 лет. Донор может не быть родственником, если трансплантат имеет частичную совместимость.

Лейкоз после пересадки костного мозга

30.03.2007
ВОЛОДЯ ДЕЕВ ПОЛУЧИТ ДОНОРА
И не только он

Володя Деев получит костный мозг от донора из Западной Европы. У этого 16-летнего паренька из-под Тулы рецидив острого миелобластного лейкоза, его спасет только пересадка костного мозга от здорового человека. Наилучший в Европе банк таких данных в Германии, у Фонда Морша. Поиск и активация обходятся в 15 тыс. евро. Впервые мы рассказали вам Володину историю 16 марта, и вот сообщаем: деньги собраны и для Фонда Морша, и на лекарства для посттрансплантационного лечения Володи.

Володя Деев Света Спешилова

Под гарантии Российского фонда помощи немцы начали поиск донора для Володи Деева еще 1 марта. Донора пока не нашли, поиск продолжается, но месяц мы с вами все-таки выиграли.

И еще одна добрая новость: денег Володе наши читатели собрали даже больше, «излишков» хватит на оплату Фонду Морша такого же поиска для Светланы Спешиловой из Санкт-Петербурга. Ей девятнадцать лет, у нее тоже смертельно опасное заболевание крови — апластическая анемия. Выздоровление возможно, только если Светлана получит чужой здоровый костный мозг. Родные Светы для такой операции не подошли и они не в состоянии оплатить поиск неродственного донора. Как сообщает заведующая лабораторией типирования Петербургского медуниверситета Наталья Иванова, пока Светлану поддерживают постоянными переливаниями крови.

Мы будем следить за развитием событий.

16.03.2007
ИНОГДА ЛЕЙКОЗ ВОЗВРАЩАЕТСЯ
Володе Дееву нужно поменять костный мозг

Юноше 16 лет. Два года назад он заболел лейкозом и вылечился. Но иногда лейкоз возвращается. Когда лейкоз возвращается, химия больше не помогает, нужна трансплантация костного мозга. Даже если найти деньги, найти донора и сделать трансплантацию, вероятность спасения — 50/50. Так вот, лейкоз вернулся.

Володя рассказывает о своей болезни, как будто она — досадное недоразумение. Не понятно, мужественно держится этот юноша или просто легкомысленно. В истории Володиной болезни лежит письмо, написанное односельчанами. Односельчане относятся к Володиной болезни как к страшной беде. Они пытались собрать денег Володе на лечение, но собрали только на одну ампулу дорогого препарата, который используют при пересадке костного мозга, чтобы больной не умер от грибковой инфекции.

Читайте также:  Прививка манту сколько дней нельзя мочить

Володя рассказывает, что деревня, в которой он жил — это почти Тула. Володины односельчане пишут, что деревня — это зона радиоактивного заражения после аварии на Чернобыльской АЭС.

Володя рассказывает, что два года назад, вылечившись от лейкоза, купил себе на радостях подержанный мотоцикл. Катался на мотоцикле по деревне. Копался у мотоцикла в моторе, потому что мотоцикл все же был очень подержанный. Володины односельчане ничего про мотоцикл не пишут. Если продать мотоцикл, вырученных денег хватило бы еще на одну ампулу дорогого лекарства, которое используют при пересадке костного мозга.

Володя говорит, что лейкоз у него в крови нашелся тогда, когда семья переехала в Тулу, чтобы Володя мог учиться в техническом лицее на автомеханика. Володя говорит, что автомехаником быть очень интересно. Он говорит, что через два года получит права и станет водить отцовскую «шестерку». Он говорит, что еще год поучится в лицее, а потом не станет учиться дальше. Учиться, говорит Володя, не интересно, интересно работать. Лучше всего открыть собственную автомастерскую, это значительно выгоднее и значительно интересней, чем работать автомехаником в чужой мастерской.

Володя говорит, что через год так и сделает.

На самом деле, у него нет никакого года. Односельчане пишут, что Володины родители переехали в Тулу не для того, чтобы мальчик учился в техническом лицее, а потому что в деревне нет работы. Если бы они не переехали, лейкоз был бы диагностирован слишком поздно, и мальчика уже не было бы в живых. Односельчане пишут, что у Володи был брат-близнец, который умер семи лет от роду от лейкоза, который не был вовремя диагностирован. Володина мама говорит, будто второй ее сын умер не от лейкоза, а утонул в реке. Сам Володя ничего не говорит про брата. Когда его спрашивают, есть ли у него братья и сестры, Володя говорит просто, что нет братьев и сестер.

Володя говорит, что у него «поломка». Речь идет о генетической поломке, которая могла произойти от того, например, что деревня оказалась в зоне радиоактивного загрязнения, а могла — по тысяче других причин. Володин доктор говорит, что генетическая поломка является необходимой, но не достаточной причиной лейкоза, которым болен Володя. Что-то, что превращает поломку в лейкоз, может случиться с ребенком в три года, может в семь, может в четырнадцать.

Володя не понимает, что такое поломка. Говорит, врачи объясняли ему, но он не понимает. К своей генетической поломке Володя относится так, как если бы случилось что-то с коробкой передач старенькой отцовской «шестерки». В прошлый раз, вылечившись от лейкоза, Володя своими руками менял эту коробку передач, и поэтому надеется, что врачи так же устранят поломку у него в крови, как он устранял поломку в отцовском автомобиле.

Если продать старый отцовский автомобиль, хватило бы на три ампулы дорогого лекарства, которое используют при пересадке костного мозга. Ни у Володи, ни у его отца, ни у всех Володиных односельчан вместе взятых нет денег не то что на поиск донора костного мозга в Германии, но даже и на лекарства, которые понадобятся, чтобы сделать трансплантацию, если донор будет найден.

Володя говорит, что сейчас ему сделают курс химиотерапии и отпустят домой. Он, наверное, поедет с друзьями на рыбалку с палаткой и лодкой. А потом через месяц приедет в Москву снова, и ему сделают второй курс химиотерапии. И трансплантацию. Володя немного боится трансплантации: от химии тошнит и, стало быть, от трансплантации тошнит еще сильнее.

Володин доктор двумя курсами химии надеется добиться непродолжительной ремиссии. Если к концу второго курса найдется донор костного мозга, у Володи будет шанс выжить.

Володя не любит про это разговаривать. Ему вообще кажется, будто интереснее разговаривать про машины, а не про людей. Можно было бы объяснить Володе, что найти донорский костный мозг труднее, чем найти самую уникальную деталь для самого раритетного автомобиля. Но никто не объясняет.

Валерий ПАНЮШКИН
специально для Российского Фонда Помощи.

ВОЛОДЮ ДЕЕВА МОЖНО СПАСТИ ЗА 848 650 РУБ.

«Спасти жизнь Володе Дееву можно только трансплантацией ему костного мозга от чужого здорового человека», — говорит заведующий отделением общей гематологии Российской детской клинической больницы (РДКБ) Михаил Масчан. У 16-летнего тульского паренька из-под Тулы рецидив острого миелобластного лейкоза. Это означает, что заболев лейкозом, Володя был вылечен, при помощи химиотерапии была достигнута ремиссия. Но прошло несколько месяцев, и болезнь вернулась. Теперь его спасет лишь пересадка. Она состоит в следующем. Донорские стволовые клетки вводят в кровяное русло пациента через катетер. И эти здоровые клетки приживаются в новом организме и заменяют собой больной костный мозг.

Но среди Володиных родственников подходящего человека не нашлось. Был у Володи брат-близнец, но он скончался несколько лет назад. В России пока не существует сколько-нибудь серьезного донорского банка данных. Поэтому уже вошло в традицию искать совместимого донора в мировом регистре. В Германии есть фонд Морша, у него есть необходимая база. Поиск донора и забор у него стволовых клеток обходится в 15 тыс. евро (516 450 руб.).

Российский фонд помощи давно и успешно взаимодействует с немцами, и под наши гарантии фонд Морша уже приступил к поиску донора для Володи Деева.

Вместе с тем, Михаил Масчан считает самым опасным период приживления клеток. Он чреват серьезными опасностями, самая страшная из которых инфекционные осложнения. Чтобы обезопасить Володю, потребуется 11 упаковок противогрибкового препарата «вифенд» по 30 200 руб. за упаковку (332 200 руб.).

Читайте также:  Симптомы и признаки рака груди

Таким образом, Володю Деева спасут 848 650 руб.

На этот раз у нас не оказалось постоянного партнера, обычно в таких случаях вкладывающего солидную часть стоимости заранее. Поэтому вся надежда только на вас, дорогие друзья. Пожертвования в евро можно отправить прямо в фонд Морша, а рублевые — либо московскому поставщику «вифенда», либо на московскую сберкнижку мамы мальчика Елены Алексеевны Деевой. Все реквизиты можно получить в фонде.

Экспертная группа Российского фонда помощи

«У вас лейкоз, редкая форма». Как ищут доноров костного мозга

МОСКВА, 15 сен — РИА Новости, Александр Чернышев. Нередко для людей с заболеваниями крови пересадка костного мозга — единственный шанс выжить. Хотя саму операцию оплачивает государство, пациент тратит миллионы на поиск человека с такими же генами: клетки только одного из сотен тысяч приживутся нормально. Если донора находят в России, расходы снижаются многократно. Однако в Национальном регистре всего 84 тысячи человек, в то время как в мировом — 32 миллиона. К Международному дню донора костного мозга РИА Новости поговорило с теми, кто отыскал «генетического родственника» и победил болезнь.

Десять лет борьбы

В 2002-м у Юлии Кузьминовой из города Дмитрова родился сын. Когда Егору было всего два года, Юлия заболела: температура 37,5 держалась больше трех недель даже после двух курсов антибиотиков. Потом воспалились лимфоузлы. «Взглянув на результаты анализов крови, врач направила меня в НМИЦ гематологии. Там поставили диагноз «острый лимфобластный лейкоз». Сначала меня испугало только то, что в больнице придется провести не один месяц без шанса увидеть сына: в медучреждение его не пускали. Когда моя соседка по палате произнесла словосочетание «рак крови», я подумала, что это не про меня. Та объяснила: лейкоз означает именно это», — делится воспоминаниями Кузьминова с РИА Новости.

Три месяца химиотерапии, необходимой для уничтожения злокачественных клеток, — и ее на неделю отпустили к родным. А потом все заново. И так в течение года. «После четырех курсов еле упросила врачей разрешить мне жить дома и приезжать на капельницы, еще год прошел. Столько же провела на таблетках. Однако после очередных анализов опять попала в больницу, и все пошло по кругу», — рассказывает Юлия.

Она боролась с болезнью около десяти лет. Непродолжительные улучшения бывали, но потом показатели крови все равно ухудшались. От длительного приема препаратов начали разваливаться суставы, дважды Кузьминова попадала в реанимацию. Врачи предлагали пересадить ее собственные клетки, она отказывалась, не верила в успех. «Еще один вариант — пересадка клеток брата или сестры, но у меня их нет. К десятому году болезни медики сказали, что можно попытаться найти неродственного донора. В России такие операции тогда только начали проводить. Я согласилась», — говорит Юлия.

Спаситель нашелся в Кировской области. Однако выяснить, что он подойдет, стоило немалых денег — после первичной проверки на совместимость проводится еще ряд исследований. Потратиться также пришлось на доставку биоматериала. «В общей сложности расходы составили около миллиона рублей. Мой сын серьезно занимается хоккеем. Часть денег нашла федерация, часть — родители других хоккеистов, помогали друзья», — уточняет собеседница агентства.

Пересадка прошла успешно, хотя и после нее было совсем непросто. «Чтобы подавить иммунитет и дать возможность чужому костному мозгу прижиться, препараты вливают литрами. Голова от них болела так, что никакая анестезия не помогала. Зато показатели постепенно начали приходить в норму», — говорит Кузьминова.

Шаг за шагом она возвращалась к нормальной жизни, сделала операции на суставах. Однажды ей позвонили из федерации хоккея. «Предложили устроить встречу с моим донором прямо на матче. Первые несколько лет общаться с донором запрещено, но прошло уже достаточно времени. Я согласилась. Не ожидала, что моим героем окажется молодой человек. Он, в свою очередь, думал, что его костный мозг пересадят ребенку. Когда я спросила, почему он на это пошел, выяснилось, что его дядя умер от рака».

«Даже если все продать, не хватит»

Даже когда в российском регистре удается отыскать донора, это еще не гарантия успеха.

Около четырех лет назад Татьяна Трифонова попала в больницу города Королева с воспалением легких. Анализ крови показал: уровень гемоглобина на отметке 65 при норме 120. Дополнительное обследование в московском НМИЦ гематологии выявило редкий вид лейкоза.

«Мне объяснили, что нужна пересадка костного мозга. Когда озвучили сумму в два миллиона рублей, я только развела руками: даже если бы мы с дочерью продали нашу комнату в коммуналке и дачный участок, денег бы не хватило. Сначала вообще лечиться не хотела, но дочь привела в чувство: «Тебе еще внуков воспитывать». Решила ходить на капельницы и переливание крови», — рассказывает Татьяна.

Несмотря на слабость, она продолжала работать бухгалтером. «Я скорее ползала, чем ходила: иногда гемоглобин опускался до сорока. Аж в глазах темнело. Но зарплаты дочери не хватило бы на двоих».

Лечащий врач помог связаться с Фондом борьбы с лейкемией. Через какое-то время оттуда сообщили, что нашелся донор из Пензы: проверить его на соответствие было гораздо дешевле. «Моя фирма занимается медицинским оборудованием, поэтому гендиректор не понаслышке знает, что такое рак. Он помог деньгами, какую-то часть собрал фонд. Уже хотели покупать врачу билеты на поезд, когда по электронной почте пришло письмо, а в нем — отказ донора», — восстанавливает хронологию событий Татьяна.

«Внутри все как будто замерзло. Ничего не хотелось, было все равно, что есть, что носить. Жила только ради дочери: знаю, как больно потерять маму. И все-таки чудо случилось — через некоторое время фонд собрал средства и нашел донора в Польше. Пересадку сделали 1 марта. Дочь тогда сказала: «Сегодня первый день весны, ты обязана жить», — вспоминает Трифонова.

Читайте также:  Дарсонваль как пользоваться в домашних условиях - инструкция по применению; Секреты Красоток

Проблемы, впрочем, на этом для нее не закончились. «Высыпали пятна по всему телу — трансплантат не хотел приживаться. Были и другие осложнения. Самое серьезное — со спиной, прихватило так, что вообще двигаться не могла. Сейчас уже полегче, но хожу до сих пор с трудом, работаю из дома. Верю, что справлюсь и с этим, — меня спасает любовь», — резюмирует Татьяна.

Бактерицидная лампа на Новый год

Нередко подходящего человека в Национальном регистре доноров костного мозга просто нет. Так случилось с Олесей Деснянской. Еще в начале осени все было хорошо: любимая работа в фонде «Волонтеры в помощь детям-сиротам», успешное завершение обучения на семейного психолога, грандиозные планы.

Но вдруг возникли проблемы со здоровьем. «На руках ни с того ни с сего появились ранки, напоминающие мелкие порезы. Долго не проходили и даже начали гноиться, несмотря на дезинфекцию. Я обратилась к дерматологу, он лишь посоветовал какие-то мази», — вспоминает в разговоре с РИА Новости Олеся.

Осень заканчивалась, а лучше не стало. «Думала — просто утомилась к концу года. Вызвала терапевта, он обронил что-то про слабый иммунитет, прописал таблетки от простуды и ушел».

Несмотря на спокойствие врачей, она чувствовала: что-то с ней не так. Даже проверилась на ВИЧ. «За несколько дней до Нового года могла передвигаться по городу только на машине, большую часть времени проводила на кровати в обнимку с кошкой, а температура подползала к отметке 39. Начали опухать и кровоточить десны, дантист вколол антибиотик и отправил меня домой», — продолжает Олеся.

В поисках причины недомоганий она мониторила интернет. «Лейкоз был моей второй гипотезой после ВИЧ. Поэтому я попросила подругу отвезти меня на анализ крови — ни один из трех врачей почему-то не догадался его назначить. Днем того же дня на животе высыпали мелкие кровоизлияния, а к вечеру пришли результаты, подтвердившие мою догадку. По сути, я умирала. Тянуть дальше было нельзя: скорая увезла меня в больницу», — рассказывает собеседница.

За четыре дня до Нового года медики окончательно подтвердили диагноз, и вечером 31 декабря Деснянской поставили первую капельницу. «Коллеги привезли елочку, украсили палату и подарили бактерицидную лампу, чтобы обрабатывать помещение. Навестила подруга. Встречала Новый год с соседкой: лежа, без оливье и шампанского. Только пожелали друг другу здоровья».

«Химиотерапия — вещь жесткая. Просыпаясь, не знаешь, что будет болеть: рука, горло или живот. Меня поддерживали все — мама, подруги, психолог. Без этого не справиться. Во время последнего курса произошло кровоизлияние в мозг — я попала в реанимацию. Когда вернулась, соседке по палате с похожим диагнозом стало хуже. Через несколько часов реанимировали уже ее, а с утра я узнала, что она умерла», — описывает события тех дней Олеся.

Параллельно с химиотерапией ей искали донора костного мозга. «В России подходящего человека не оказалось. Поиском средств на иностранного донора занялся фонд AdVita. Мои коллеги помогали распространять информацию. Более полутора миллионов собрали за рекордные три дня. Откликнулись люди, с которыми я общалась на разных этапах моей жизни, — это был ответ на вопрос, правильно ли я живу. А когда мне позвонили и сказали, что в Германии нашелся донор, я расплакалась». У Олеси при воспоминаниях и сейчас стоит ком в горле.

Через месяц она уже была в клинике в Петербурге. «Ждешь этого момента с таким нетерпением, а потом приносят пакет с кровью и за 15 минут вливают в вену, — для тебя он означает жизнь. На этом ничего не заканчивается, побочные эффекты дают о себе знать еще долго, два года нельзя появляться без маски в общественных местах. Возвращаешься к нормальной жизни, как солдат после войны. Меньше чем за год я потеряла 17 килограммов: знаю эффективный способ похудеть, но никому не советую», — горько шутит Деснянская.

Нужны доноры

Забор материала, заверяют врачи, практически безопасен — вероятность серьезных осложнений для донора не превышает сотых долей процента. «Костный мозг берем из прочных и толстых тазовых костей со стороны спины под наркозом или со спинальной анестезией. У донора три-четыре дня болят места пункций, однако обезболивающие средства хорошо помогают. Уровень гемоглобина и утраченные пять процентов массы костного мозга восстанавливаются в течение недели. Если же мы специальными препаратами заставляем стволовые клетки костного мозга выйти в кровь и забираем их оттуда, дискомфорт связан только с чувством распирания в костях», — комментирует врач-гематолог, член-корреспондент Российской академии наук Алексей Масчан.

Он уточняет: еще десять лет назад все пересадки в России делались от иностранцев. «Сейчас уже более сотни пересадок выполнены от россиян, главным образом из Кировского регистра. Хотя общее число доноров в регистрах по стране по-прежнему мало — всего 84 тысячи. Вероятность совпадения каждого конкретного донора и пациента, нуждающегося в пересадке, очень низкая: от одного на сто тысяч до одного на двадцать пять миллионов, в зависимости от генетических особенностей», — уточняет гематолог.

И добавляет: «Сейчас с важной инициативой выступил Русфонд, разработавший проект по увеличению притока доноров и практически четырехкратному удешевлению процесса типирования — ключевого анализа для пополнения регистра».

Цифры и правда пугающие. «Проверка на совместимость с российским донором сейчас обходится в 400 тысяч рублей, в то время как на совместимость с иностранным — в полтора миллиона. Поэтому чем больше людей будет в Национальном регистре, тем большему числу больных можно помочь. Любой здоровый человек от 18 до 45 лет — потенциальный донор. Нужно только прийти и сдать анализы», — резюмирует Евгения Лобачева из Национального регистра доноров костного мозга.

Ссылка на основную публикацию
Траватан глазные капли — инструкция, цена, отзывы и аналоги
Траватан ® (Travatan ® ) Действующее вещество: Содержание 3D-изображения Состав Фармакологическое действие Фармакодинамика Фармакокинетика Показания препарата Траватан Противопоказания Применение при...
Топ-10 методов лечения пяточной шпоры в домашних условиях
Как лечить пяточную шпору: современные методы 20% скидка на первую процедуру ударно-волновой терапии. Ударно-волновая терапия может помочь снять боль и...
ТОП-10 советов как найти и привлечь достойного мужчину в свою жизнь раз и навсегда
Как заинтересовать мужчину: верные способы Говорят, что женщина не должна проявлять инициативу. Отчасти это так, ведь каждый мужчина по природе...
Травма наружного уха — Травмы; отравления — Справочник MSD Профессиональная версия
Травмы уха терапевт / Стаж: 36 лет Дата публикации: 2019-03-27 гинеколог / Стаж: 26 лет Травмы ушей — повреждения ушной...
Adblock detector